» » Таинственный суд в Могилевской тюрьме: что скрывают за закрытыми дверями?

Таинственный суд в Могилевской тюрьме: что скрывают за закрытыми дверями?

Таинственный суд в Могилевской тюрьме: что скрывают за закрытыми дверями?На скамье подсудимых главарь банды – Сергей Молнар, в прошлом правая рука Бири (почившего вора в законе бобруйчанина Владимира Бирюкова) и ещё более десятка обвиняемых, признанных участниками одной из самых опасных белорусских банд современности. Официальной информации по данному делу не много. Однако кое-что всё таки известно.

К примеру, обнародован документ-повестка, из которого ясно, в чём обвиняют подсудимых. В ней прописаны такие статьи, как разбой, превышение власти или служебных полномочий, похищение человека… Однако интересно, что статью 139 Уголовного кодекса – убийство – не вменяют никому. Точно так же, как истязание, нанесение тяжких телесных повреждений и так далее. В связи с этим, становится непонятным, для чего же государственная пропаганда с подачи правоохранительных органов «нагнетала» общественное мнение, рассказывая об ужасах и зверствах банды Молнара и сравнивая ее с кровавой бандой гомельчанина Морозова, а также пугали страшилками, мол, молнаровцы продавали несовершеннолетним наркотики, а потом заставляли отрабатывать долги все той же продажей наркотиков. С другой стороны, не секрет, что вор в законе Биря был одним из самых богатых белорусских криминальных «генералов», и в свое время в родном Бобруйске были легализованные бизнесы. Не исключено, что после его смерти правая рука – Сергей Молнар – выждав некоторое время, решил эти бизнесы вернуть и реанимировать.

Известно также, что родственники осужденных всячески пытаются привлечь внимание к этому процессу, чтобы доказать невиновность родных. Они даже писали письма и приходили на прием в Администрацию президента, требуя открытого и справедливого суда.

В любом случае, можно только догадываться, что же происходит на самом деле. Но если пытаться рассуждать логически, то вывод напрашивается сам собой: дело закрыли для того, чтобы широкая общественность не узнала, кто и как и поделил наследство покойного вора в законе.