» » Злость народа, которую проморгали все

Злость народа, которую проморгали все

Злость народа, которую проморгали все

Это была одна из самых массовых акций протеста в Беларуси с 2010 года.
Около двух тысяч действительно злых людей, без партийных флагов и, как показалось, опыта участия в таких маршах. Они прошли по центру столицы, ругали власть и лично Александра Лукашенко на чем свет стоит. Без разрешения и особой координации. Они и сами удивлялись, насколько их оказалось много.

Политики, которые позвали людей на площадь протестовать против декрета о тунеядстве, считаются чуть ли не радикалами внутри оппозиции. В итоге именно они уговаривали людей спуститься в подземный переход, чтобы не «идти в лобовую атаку с властью в первый раз» (это у нас так переводится «перейти улицу в неположенном месте»), а в конце призвали людей разойтись и больше в этот вечер ничего не делать. Средний митингующий был намного злее Статкевича, Некляева и Северинца вместе взятых.

Эта акция должна была стать звездным часом всей оппозиции. Наконец-то воистину непопулярная мера властей, все партии согласны, что ее надо отменять, наконец-то дают идти без задержаний в центре города, наконец-то не мешает ни дождь, ни снег, ни посевная, ни уборочная, люди готовы ехать из регионов.

Но белорусская оппозиция не была бы собой, если бы не поругалась и тут. Почти все «старые» оппозиционные партии — ОГП, БНФ, движение «За Свабоду», «Говори правду», левые — проигнорировали марш или предсказали его фиаско.

Почему? Потому что Статкевич позвал людей на месяц раньше, чем уже запланировали некоторые из них. Как же можно уступить другому политику? Или, не дай бог, присоединиться к нему. Ну нет, авторитет упадет. Очевидно, в глазах 30 оставшихся сторонников.

Но если оппозиция удивила бы, поступи она иначе, власть удивляет своими решениями. Речь даже не о том, что ни одно цивилизованное государство не наказывает людей, у которых нет работы. Тем более в кризис. Тем более когда расходы на администрирование сбора могут вполне превысить собранные налоги — заплатил лишь каждый десятый, получивший «письма счастья».

Удивляет и недальновидность власти, неспособность спрогнозировать реакцию беднеющего народа, когда его просят раскошелиться еще раз. Ну ладно, разгромили независимую социологию в лице НИСЭПИ, но есть же и свои службы для опросов населения. У руководства страны очевидно сбился фокус: раньше ядро своих сторонников — социально уязвимых белорусов — пытались задобрить всеобщей уравниловкой, сейчас бьют адресно по ним.

Теперь, когда Администрация президента вынуждена отправлять десант в регионы, а сам декрет правят еще до его применения, сдать назад, оказывается, сложно. Это будет выглядеть слабостью и уступкой, признанием того, что накосячили по-крупному. Расписываться в ошибках страшно — создается впечатление шарахания и неуверенности в себе.

Еще страшнее должны быть идеи о том, чтобы задавить эту волну протеста силой. Нет, силы-то хватит. Но при нашем качестве выборов и других каналов обратной связи злость общества будет загнана внутрь. Как пар под крышку кастрюли. Все знают, что бывает, если вовремя ее не снять. И никто не знает, чем конкретно это чревато, если вернуться от метафор с посудой в реальный мир.
И оппозиция, и власть теперь могут наделать много ошибок. Если оппозиционеры снова не договорятся, они рискуют дискредитировать себя в глазах этой волны протестующих, и она пойдет на спад, как и в случае с недовольными ипэшниками год назад.

Если лидеры оппозиции вместо популярных здесь и сейчас лозунгов, в том числе и политических, будут пытаться расширить повестку социального протеста своими традиционными темами — борьба с «русским миром», за белорусский язык и «честные выборы», — произойдет то же самое. Недовольные быстро поймут, что их пытаются оседлать, использовать, и пойдут копить злость на кухню.
Власть ошибется, если пойдет в атаку на протест — силовую или информационную. Такой ответ рискует окончательно похоронить имидж белорусского государства как государства социального и сузить до невиданных раньше размеров его базу поддержки.

Объективно лучший ход для власти — выждать месяц и отменить или приостановить действие декрета накануне Дня Воли, чтобы сбить драйв, который сейчас словили лидеры протеста. Так пройдет уже достаточно времени со вчерашнего марша, и можно будет списать уступку на «тщательное изучение обращений граждан на приемах у чутких чиновников».

Но за десятилетия без нормальной конкуренции на выборах что руководство страны, что его противники растеряли политические инстинкты. В том числе и инстинкты делать сильные шаги, которые на первый взгляд кажутся слабыми.

Поэтому, вероятнее всего, сейчас и власть, и оппозиция поведут себя, как обычно. То есть никак. Протестующие поймут, что государство их не хочет слышать, а оппозиция — не умеет представлять. Поскольку это понимание будет приходить пару месяцев, энергии идти на штурм резиденции уже не будет. В этот раз. Недовольные белорусы уйдут еще глубже в свою апатию и отчаяние.

Декрет о тунеядстве — это как еще один поход страны к офтальмологу, который, судя по всему, опять зафиксирует близорукость всей политической системы. Но сегодняшний марш показал, что ни у кого нет понятия, сколько еще таких обследований выдержит народ.